Страница запроса

Правик Юлия

Правик Юлия



http://golos.io - журналист
06:15
2019-06-10

Консалтинговые компании: обман на миллиарды и торговля секретными данными

СМИ опубликовали тайную информацию о негативных последствиях при обращении в консалтинговые компании. Давайте это обсудим. Почему консалтинг может стоит так дорого? Почему проверяющим/ аудиторам не следует показывать всей документации о компании
  • 2019-06-10
  • 23:37

    Голубченко Игорь
    Голубченко Игорь

    Обанкротившись, «Трансаэро» осталась недовольна предложенной бизнес-стратегией, поэтому в феврале 2018 года подала на McKinsey в суд. Перевозчик пытался возместить 29,5 миллиона рублей аванса, которые были выплачены консультантам за разработку стратегии. McKinsey утверждала, что с ее стратегией все было отлично, а топ-менеджмент «Трансаэро» на каком-то этапе просто отказался от ее исполнения. Оценить правдивость сторон сложно — между похвалой в адрес McKinsey и приостановкой полетов «Трансаэро» прошло всего лишь два месяца. В октябре 2015 года второй перевозчик страны начал длительную процедуру банкротства.
  • 23:34

    Голубченко Игорь
    Голубченко Игорь

    «Они поздравят вас в день рождения, они знают все о вашей семье. Вы получите все лучшие исследования компании, они помогут вам достигнуть новых навыков и опыта. Иногда это проходит настолько назойливо, что раздражает», — рассказывал один из бывших партнеров компании, занимающий пост топ-менеджера крупной европейской компании. Сам он сравнивает McKinsey с Опус Деи — испанской религиозной организацией, которая борется за «святость». Общий объем средств под управлением фонда оценивается почти в 10 миллиардов долларов, а уровень доходности для партнеров составляет 14 процентов годовых. При этом за все время существования фонда он не смог заработать только один раз — обычно он стабильно выходил в прибыль. Фонд был успешен даже в 2001 году, когда случился обвал доткомов. Более того, компания заработала сотни миллионов долларов в мировой финансовый кризис 2008-2009 годов. В самой McKinsey и MIO все подозрения отрицают и настаивают, что консультанты не могут влиять на работу фонда. Точно так же объясняют отсутствие проверок и власти, хотя никаких запретов на инвестиции в компании-клиенты внутри McKinsey нет. При этом у MIO регулярно всплывают вложения в компании, в которых когда-то трудились бывшие сотрудники McKinsey. Например, в венчурный фонд Northgate, которым управляет бывший сотрудник и McKinsey, и MIO Хосейн Хаджи-Хоссейни. Встречаются и совсем вопиющие случаи. Например, McKinsey выступает советником властей Пуэрто-Рико по вопросу реструктуризации безумной задолженности региона. При этом MIO — держатель облигаций Пуэрто-Рико, а это означает прямой конфликт интересов, на что указывали даже некоторые сенаторы США. В самой компании просто отнекиваются, отрицая какую-либо связь между инвестициями и работой советников. Некоторые бывшие партнеры McKinsey прямо признают, что представители фонда порой открывали доступ к инвестиционным возможностям, полученным по сети головной McKinsey — фактически это прямое подтверждение нарушения всех заповедей о секретности информации клиентов, прямой конфликт интересов и торговля инсайдерской информацией — ровно то, за что отсидел два года бывший глава McKinsey Раджат Гупта.
  • 22:30

    Zaytseva Mariya
    Zaytseva Mariya

    Сфера консалтинга фактически никем не регламентирована. У нее нет регулятора, а значит, государственный надзор для нее возможен только в области финансов. Однако McKinsey — частная компания, а это значит, что ее финансовые показатели, основные статьи доходов и расходов, а также вся информация о клиентах тщательно скрывается. McKinsey остается самой влиятельной и могущественной компанией, вхожей во все крупные корпорации и кабинеты влиятельных политиков по всему миру. Не воспользоваться информацией, которая стоит миллиарды, а то и триллионы долларов, очень сложно. Однако McKinsey уверяет, что никогда этого не делает, хотя и не может внятно объяснить, чем занимается ее персональный хедж-фонд, который более 30 лет обслуживает интересы партнеров консалтингового гиганта. Согласно недавним оценкам, это подразделение в офшорной зоне обслуживает тысячи бывших и нынешних партнеров McKinsey. Причем войти в «элитный клуб внутри элитного клуба» могут далеко не все, для этого в MIO надо вложить миллион долларов из личных средств. Более того, консалтинговая группа проводит тотальный контроль и следит за нынешними и бывшими партнерами, ведь те очень редко остаются без связи с McKinsey после ухода. Это видно даже по совету директоров MIO, где 9 из 11 членов либо бывшие, либо нынешние партнеры McKinsey.
  • 22:09

    Правик Юлия
    Правик Юлия

    Предполагается, что обращение к консультантам «большой тройки» — McKinsey, Boston Consulting Group (BCG) и Bain & Company — равносильно обретению сакральных знаний, которые должны в кратчайшие сроки привести к росту прибыли и захвату новых рынков. На деле же советы крупнейших компаний сводятся к мотивационным речам в духе Тони Роббинса, а стратегии и программы развития, которые предлагают советники, часто ведут к провалам, убыткам и банкротству. Причем за такие советы приходится платить миллионы долларов. Ложь, жажда наживы и дилетантство в работе крупнейших консалтинговых компаний планеты — в материале «Ленты.ру».